My body is the best imaginary friend of my brain (stelazin) wrote,
My body is the best imaginary friend of my brain
stelazin

Categories:

Восход Европы

Очень меня занимает один вопрос, - а почему именно Европа? Почем именно страны Запада в свое время выиграли историческую гонку, почему не кто-то другой?
Есть на то несколько популярных теорий. Самое разумное объяснение озвучил Джаред Даймонд в «Ружья, микробы, сталь», он его не сам придумал, в разных формулировках эту же версию большинство современных историков излагает. В этой трактовке, у Европы сложный рельеф, разнообразите климата, неровная береговая линия, - горы и равнины, полуострова и острова, - все это географическое многообразие препятствовало созданию континентальной империи, все народы жили отдельно, множество государств конкурировало друг с другом, в этой борьбе происходил отбор сильнейших, в итоге западная цивилизация вырвалась вперед. Все это, конечно, имело место, это справедливые наблюдения, но объясняет далеко не все, и принять такую версию можно только зажмурившись и за неимением лучшего.
Почему раздробленность для Европы была положительным фактором отбора, а для всех остальных отрицательным? Много какие народы бывали раздроблены, все почему-то от этого слабели, и только европейцы крепчали. Вот Китай, это сейчас он выглядит огромным единым неделимым, но так не всегда было. Китайцы почти половину своей истории провели в виде множества воюющих царств, примерно 900 из последних 2х тысяч лет истории заняли смуты, гражданские войны, острая конкуренция независимых государств и вражда всех против всех. И всегда они в итоге собирались в срединную империю, раз за разом. Почему же Китаю от раздробленности только кровь, хаос, запустение и нашествие варваров, а европейцам возвышение, усиление и прогресс? Климатическое разнообразие региона ничуть не уступает, от степей на севере до джунглей на юге, горы, равнины, выход к морю, - все есть. Этническое разнообразие есть, - китайский язык это на деле минимум 7 языков, диалектами их называют только в силу традиции, лингвистически это самостоятельные языки, они отличаются не меньше, чем английский от испанского, например. Пекинец, говорящий на путунхуа, не понимает кантонца, говорящего на юэ, и оба они не поймут шанхайца, говорящего на у. Лингвисты заявляют, - а неважно, что они между собой разговаривать не могут, зато переписываться могут, главное единая письменность, до XX века в регионе был общий письменный иероглифический язык- классический веньянь, поэтому китайский язык един. Я извиняюсь, а в средневековой Европе что? Все образованные люди переписывались на латыни, все тексты на латыни, - может тогда европейские языки тоже не более чем диалекты? В чем тогда отличие? Конфуцианская традиция? Говорят, Кун Цзы любил все старое доброе и не любил всего нового злого, что отложилось во многовековой китайской истории. Это верно, но тогда напомните, когда это Иисус призывал всех не сидеть на попе ровно, а придумать оружие поубойнее, корабли покрепче, отправиться к неведомым берегам, встретить там интересных людей, убить их и восславить истинную веру в дальних пределах. Мухаммед, кстати, призывал, но почему-то его пожелания в наибольшей мере реализовали христиане. Религиозно-философские учения,- дело такое, люди всегда подгоняли их под текущие нужды, догмы это вопрос ловкости языка и давления групп интересов, не более. У одного и того же народа, согласно одному и тому же вероучению, когда-то были суфии, а теперь талибан.
Или вот мир ислама. Мусульмане, как и западные христиане, всегда были разделены на конкурирующие державы. У них только один эпизод всеисламского халифата, на заре истории, примерно тогда же франки собрали всю Европу и Карл Великий короновался как Император Запада. В дальнейшем и те, и другие навсегда разбежались. На пике развития османский султан, персидский шахиншах и Великий Могол контролировали огромные пространства от Гибралтара до Гималаев, этническое, географическое и климатическое разнообразие этого мира с Европой даже не сравнить. Однако не сработало. Много какие цивилизации были разделены на конкурирующие общества (Индия, например), но только европейцам это почему-то пошло впрок. Почему? Исламские державы слишком большие, индийские княжества слишком маленькие, только европейские королевства в самый раз. Какой-то специальный единственно подходящий размер? Типа, кто меньше 100 тысяч и больше 500 тысяч квадратных км, тот неудачник?
Все бонусы, какие были у Европы к началу экспансии, были и у арабов, причем на 200 лет раньше, уже к XI-XIII. Лучшая наука, самые передовые технологии, они много чего придумали и много чего усовершенствовали. Лучшие армии, эффективные элиты, боевая и агрессивная религия. У них были самые светлые умы человечества, - аль-Фараби и ибн-Хальдун, потом Аверроэс, Авиценна, аль-Газали, ас-Сухраварди, аль-Фарид,- все то, что мы называем «арабским Ренессансом». А еще они под занавес средневекового климатического оптимума успели провести исламскую аграрную революцию. Первая глобализация сельхозкультур,- рис, хлопок, сорго, свекла, цитрусовые, плюс значительно совершенствуются способы возделывания и ирригации,- рост населения и благосостояния. А что в Европе в это время происходит? Из радостного,- только Черная Смерть 1348го,- эта нейтронная бомба средневековья, которая убивает половину населения континента, но оставляет материальные ценности, землю и недвижимость. Отчего же арабский мир не запустил свой собственный научно-технический прогресс где-нибудь в XII или XIII? Жили бы мы сейчас в пост-исламском мире, от старта промышленной революции прошло бы 400 лет, а не 200, был бы на дворе полдень, XXIII век, и какой-нибудь Джарра-аль-Джайми в книге «Ружья, микробы, сталь» рассуждал на тему «почему арабский мир, а не Китай и не Европа?»


Кстати, ему бы пришлось гораздо легче, под центральную Евразию намного проще объяснения придумать, чем под Западную Европу. Ну как же, как же иначе? Победивший исламский мир исторически находился в самом сердце Евразии, контролировал плодородный полумесяц,- место, где зародилась земледелие и письменность, где возникли самые первые цивилизации. Регион, в наилучшей степени приспособленный для процветания обществ, находящийся на пересечении всех торговых путей и человеческих миграций, имеющий максимальное климатическое разнообразие среди всех культур (северная Африка и Средиземноморье, Балканский полуостров и Передняя Азия, Средняя Азия и северная Индия,- ни Европа, ни Китай не могут похвастаться таким выбором). Исламская цивилизация состояла из нескольких крупных государств, каждое из которых обладало внушительными внутренними ресурсами, и при этом находилось в постоянной конкуренции с соседями. Таким образом, происходило взаимное их усиление, что выгодно отличало страны мусульманского мира как от слишком централизованного и потому застывшего Китая, так и избыточно раздробленной Европы, где постоянная грызня очень мелких и бедных государств не оставляла им ресурсов для дальнейшего роста. Не говоря уже о том, что исламская мораль гораздо больше побуждает к развитию и прогрессу, т.к. это религия живая, агрессивная, экспансивная, не знающая расовых и географических границ, чем выгодно отличается от пассивного, культивирующего чувство вины, костного и нетерпимого христианства. Плюс инфекционные заболевания,- цивилизации центральной Евразии длительное время контактировали с большинством традиционных эпидемических очагов, население за все это время успевало приспособиться, в то время как в удаленной Европе пандемии тифа, холеры, и, разумеется, чумы, производили колоссальные опустошения.

Это я, конечно, размечтался, но между тем очевидно,- в обстоятельствах своего становления и развития ни одна из цивилизаций не обладала выдающимися и неповторимыми достоинствами, на любой фактор либо даже сочетание факторов мы с легкостью находим аналоги. Все, что произошло с одними, запросто могло бы случиться и с кем-нибудь другим. То есть победи в исторической гонке исламский мир, нам бы сейчас не составило никакого труда объяснить эту победу неизбежной исторической закономерностью, причем используя абсолютно те же аргументы. Китай мог победить, и это также не удивляло бы исследователей. Между тем в реальности вперед вышел наименее очевидный кандидат в мировые гегемоны.

Буржуазия, меркантилизм, мануфактуры, промышленная революция? Да, несомненно, но это уже следствия, это позже. Промышленная революция лишь увенчала долгий путь к вершине, не в этом дело. Протестантская этика и дух капитализма, трудолюбие и упорство, предприимчивость и стяжательство? Неверно, в Европе существует множество успешных католических государств, плюс англиканская церковь (которую очень условно мы можем отнести к протестантской ветви, в этом смысле и Священный Правительствующий Синод реформисты). Ну и потом, неужели китайский крестьянин уступает в трудолюбии и склонности к накоплению? И я, пожалуй, даже не стану комментировать идеи насчет духа первопроходчества, европейские гуманистические ценности, неприемлемость деспотических форм плавления и неприкосновенность частной собственности, - давайте совсем уж нелепые благоглупости оставим в стороне.

Часто, например, поминают историю, как Колумб обошел 5 дворов, все его гнали, только король испанский наконец согласился, а вот у китайцев не было такого богатого выбора правителей, все зависело от воли императора, поэтому они в начале XV века сначала плавали 30 лет по морям, добрались до Индонезии, Индии и Африки, но потом концепция изменилась, программу свернули, флот демонтировали, документацию сожгли. А все оттого, что централизованная власть губит инициативы. Мне это представляется прямо противоположным образом. Ни один европейский король того времени по личной инициативе не снаряжал исследовательских флотилий, так что как раз император проявил гораздо большую любознательность, тягу к раздвижению границ мира и дух первооткрывательства. Ну разве что Генрих Мореплаватель в то же самое время на другом конце континента открыл школу навигации. 7 экспедиций Чжэна Хэ, постройка огромного флота на 250 судов, безумные средства потрачены, по деньгам это как сейчас 7 раз на Марс слетать. Что до размеров кораблей-сокровищниц ,-130м в длину, 19 000 тонн водоизмещения, в 2 раза больше трехдеечных парусников XIX века,- это, скорее всего, любезные китайскому сердцу мегаломанические фантазии, но в остальном, - да, было дело. Однако же нюанс в том, что ни государству, ни населению эти открытия были абсолютно не нужны, все это более-менее частная инициатива одного человека на троне, а удовлетворять личное любопытство за государственный счет, - этого видимо за такие деньги даже китайский император себе позволить не мог. Тем более, что официальной целью экспедиций была не торговля, а признание, пускай формальное, вассальной зависимости заморских правителей от Поднебесной (других форм дипломатических отношений для срединной империи не существовало). В итоге толку ноль, что были эти плавания, что не было. Ну да, в принципе китайцы могли открыть Америку лет за 50 до европейцев (на самом деле вряд ли, но предположим). И что бы им это дало? Ну добрались бы первыми до ацтеков, и что? Я себе это представляю,- цветочные войны, ритуальные потрошения, секс кровь галлюциногены, праздник в разгаре, и тут старший евнух Чжэн Хэ заявляется к храму Кецалкоатля и сообщает, что император срединного мира соизволил признать тлатоани своими вассалами и милостиво жалует нефритовую печать первого разряда. Тот-то бы мужики обрадовались.

А если бы Колумб так и не нашел инвестора? Если бы он не уплыл в 1492? А если бы он вообще в детстве умер от оспы, то что? А ничего, кто-нибудь еще поплыл. Весь XV век моряки последовательно ползли вдоль побережья Африки, заплывали все дальше в Атлантику, открыли Канары, Мадейру, Азорские острова. То есть к тому уже долго шло, все сидели на низком старте, не было бы Колумба, ну добрались до Нового Света в 93м или 95м. Возможно, первооткрыватель Америки был бы чуть меньший подонок (что вряд ли, в те времена хороших парней в великие мореплаватели не брали), миллион индейцев Эспаньолы прожили бы на пару лет дольше, какая разница? Тогда всех как прорвало,- 1492 Колумб, 1497 Кабот, 1498 Васко да Гама, 1499 Америго Веспуччи. 30 лет от первого пересечения Атлантики до первого кругосвета. Спросим себя, - а чего им так перло то? Арабы тоже теоретически могли, но не стали же. Почему? Технологии? Нет. Вернее да, но не совсем. Что нужно для счастья морскому бродяге? Найти себя в открытом океане. Когда нет тетеньки в GPS-навигаторе, нужны навигационные таблицы, астролябия и базовые познания в астрономии. Нормальную астролябию придумывают арабы в XI-XII, еще через 100 лет она добирается до Европы, еще лет 100 они осваиваются и пользуются импортными, только потом создают собственные. В начале XV португальцы делают морскую астролябию, компактную, с урезанным функционалом, непригодную для полноценных астрономических наблюдений, но прекрасно подходящую для навигационных нужд. Примерно тогда же появляются каравеллы, первые суда, позволяющие более-менее предсказуемо преодолевать океан так, чтобы это не было каждый раз русская рулетка. Это не были первые исключительно парусные суда, первые были когги за 200 лет до них. Кроме того, коггам начали делать днище встык, бока внахлест, и постепенно совершенствовали умение, пока не научились полностью обшивать корпуса встык, и это уже были каравеллы. Второй важный момент,- смешанное парусное вооружение, прямые и косые паруса. А откуда эта идея взялась? От средиземноморского нефа. А неф откуда взялся, кто вообще латинский парус до ума довел? Арабы. Никакого непреодолимого отрыва в мореходном деле европейцы на момент великих плаваний не демонстрировали. Например,- середина XVI века, Испанская империя – великая морская колониальная держава на пике могущества. И алжирский султан Барбаросса гонял испанцев как хотел по всему средиземноморью. Тут могут возразить, что у мусульман было преимущество по военным кораблям, приспособленным под боевые действия в прибрежной зоне, но не было судов, пригодных к океаническим дальним путешествиям. Верно, не было, им не надо было, они и не делали. Однако же корабелы, способные построить замечательные боевые галеры, уж как-нибудь справятся с пузатыми каракками, у которых всех плюсов- остойчивость да грузоподьемность.
В военном деле так же значимого преобладания поначалу не было. Если брать совсем средневековье, то понятно, что сверхтяжелая конница никогда не была особо удачным решением. Рыцарство феодальной Европы прожило долгий славный век в основном потому, что серьезных противников не попадалось. Это им с Чингизом или Тамерланом не довелось повстречаться. Потом у европейцев появляется мотивированная обученная пехота, способная держать строй; потом то ли переоткрыли, то ли позаимствовали порох; потом появляется артиллерия и стрелковое оружие, - военное дело начинает достаточно бурно развиваться. Но несмотря на это, выраженного преимущества перед другими народами у Запада не было минимум до середины XVII. Османская армия оперативно освоила огнестрел, в XVI веке имеет лучшую артиллерию, быстрее и в большем объеме перевооружают пехоту ружьями, делают первые попытки по унификации снарядов. Вообще, надо сказать, в том, что касается оружия и денег, правители всегда соображают с полувзгляда. Даже сегодня самые дикие и отсталые народы насчет гранатомета и пластиковой взрывчатки на лету схватывают, затруднения обычно случаются с пониманием сложных социально-политических концепций, а устройство автомата Калашникова они прекрасно усваивают.

Кроме того, в первой половину XVI европейский мир сказочно разбогател. Придумали ртутное амальгамирование, в Перу и Мексике нашли богатейшие серебряные рудники, общая добыча серебра выросла за полвека в 60 раз (от 4,5 до 300+тонн/год). Это, пожалуй, самое масштабное обогащение в мировой истории. Конечно, с современной экономикой сравнивать не совсем корректно, но за XX век, на фоне научно-технической революции и бурного роста, экономика выросла в 15-19 раз (это по оптимистичным расчетам, а если считать только реальный сектор и энергопотребление, то в 8-10 раз). Но даже после этого богатство Европы вряд ли дотягивало до китайского, индийского, мусульманского миров, так что это больше говорит о том, насколько они были нищие до того.

Ну хорошо. Возможно, дело вообще не в генезисе цивилизации? Возможно, не было никаких объективных причин, просто везение? Только игра слепой судьбы, случайная расклад, подкинувший какие-то локальные выгоды в нужное место и нужное время? Возможно, просто Европе посчастливилось освоить некоторые технологии, позволившие вначале получить, а затем и закрепить преимущество? Нет, неверно.

То, что произошло с Европой, не было случайностью. Слишком много людей, слишком во многих областях, независимо друг от друга, много поколений подряд двигали прогресс. Это не могло быть случайностью или везением. Многие века страны Запада показывали стабильную тенденцию к культурному, интеллектуальному, научному, экономическому и технологическому росту, это началось задолго до момента, как европейская гегемония стала очевидна, и этот общий вектор устойчиво держался сквозь все исторические бури и перипетии. На пике своего могущества Европейская цивилизация превосходила всех конкурентов абсолютно во всем и с колоссальным отрывом.

Например, изобразительное искусство. В исламском мире, понятно, с живописью все туго. Однако даже о китайском изобразительном искусстве в лучшем случае мы можем сказать, что оно самобытно, оригинально и обладает своеобразным очарованием. В методах и средствах выразительности, композиционных решениях, работе с перспективой и натурой, игрой света, цветопередачей, анатомическим и портретным сходством, - даже в лучших своих проявлениях художники дальнего востока и близко не приближаются к уровню, с которого расцвет европейского изобразительного искусство только начинался. Сравните, не знаю, «Рождение Венеры» с любой картиной Тан Инь. Или с любой другой неевропейской картиной, даже необязательно того же времени.

А музыка? Все народы в той или иной мере обладают своей самобытной и не лишенной прелести музыкальной культурой, везде люди наигрывали на цитрах, дудели в волынке или настукивали на тамтамах, но ни одна цивилизация не создала ничего хотя бы приближающегося по сложности и разнообразию к классической симфонической музыке. И если лютни Ренессанса сейчас интересны скорее историкам и отдельным энтузиастам-любителям, то барокко,- это уже Бах, Вивальди и Гендель,- мы это до сих пор слушаем.

А кто с нами на сегодняшний момент остался от старинной арабской литературы? 1001 ночь и Омар Хайам. От китайцев? Четыре классически романа, и то их не всякий упомнит. Собственно все, пожалуй. С другой стороны,- Бокаччо, Чосер, Данте и Петрарка (XIV век), Эразм Роттердамский и Франсуа Рабле (XV/XVI), Шекспир и Сервантес (конец XVI),- это времена до, либо самое начало европейского возвышения, это только те, кого мы и сейчас читаем, имена, известные школьникам, и это только рождение европейской литературы.

Всю фундаментальную науку придумали европейцы. Все гуманитарные науки и все естественные. Тут обычно принято вспоминать, что алгебра арабское слово. И как тогда зовут великих арабских математиков? Китайцы придумали порох, бумагу, компас и доменную печь. И что потом? Ни одно самое замечательное открытие, ни одна самая светлая голова сама по себе немногого стоит, и ничего не решает. Сегодня ты придумал книгопечатание, а завтра император рассудил, что это баловство, смута в умах и государственная измена, а главный священник сказал, что от таких как ты, только гнев небес, чума и неурожай. И все, прощай голова,- повезет, если через пару тысяч лет археологи откопают. Между тем, кто придумал комплексные числа, кто догадался, как решать кубические уравнения, кто изобрел логарифм, кто создал единую символьную математику, и это только алгебра и только XVI век? Кто вообще придумал придумывать? Я скажу кто. Коперник, Тихо Браге, Кеплер, Галилей.
Ферма, Лейбниц, Бернулли.
Декарт, Паскаль, Ньютон.
Астрономия, математика, физика. А также химия, биология и геология. Все ключевые имена европейские. Все не ключевые имена тоже европейские.

История архитектуры – это в основном история европейской архитектуры. История философии и обществознания,- это в основном история европейской мысли. А в дальнейшем уже и история техники, судостроения и военного дела.

Такое случайно не происходит. И это не объяснить географией. Почему-то в течении пары столетий значимо изменился человеческий материал. Еще византийцы (а возможно и греки) сообразили, как смешивать льняное масло, смолу и красящий пигмент, но когда об этом узнал ван Эйк, появились масляные краски. Арабы давно уже знали про астролябию и латинский парус, но как только все нужные технологии собираются у европейцев, они тут же отправляются за океан. Китайцы придумали, как получить калиевую селитру, и что будет, если смешать ее с углем и серой, но век огнестрельного оружия начался на Западе. Много кто другой много чего хорошего придумывал, но все это оставалось более-менее нереализовано. И в какой-то момент европецы в массовом порядке начинают обналичивать вероятности.
Видимо, как-то стали отличаться сами люди. Эта мысль не особо свежа, В XIX примерно веке в европейские умы начал приходить вопрос, - «а почему это собственно у нас все так круто выходит, а с остальными народами такая засада?», они тут же ответили на него в духе «а это потому что мы такие самые-самые». Ловкие, смелые, умелые, умные и любознательные. В общем понятно, о себе любимом какой народ что плохое скажет? Причем когда уже изобрели экспериментальную психологию, но еще не изобрели толерантность, на полном серьезе проводились исследования, хотели доказать преимущества белого человека. Разумеется, ничего не нашли. Никаких расовых отличий в интеллекте, обучаемости, темпе и продуктивности мышления, объеме памяти, способности к анализу и абстрагированию,- нет и быть не может, потому что любая популяция, получившая генетические преимущества по таким значимым факторам, немедленно сжирает всех прочих и образует новый биологический вид. Если бы такое было, они бы уничтожили человечество сразу по формированию европеоидной расы, не стали бы рождения Колумба дожидаться.
Но какие-то специфические особенности, какие-то сдвиги психического баланса в ту или иную сторону,- я думаю вполне возможны на уровне отдельных популяций. Мы точно знаем, что психика человека во многом опосредована биологически (например, VR-аллель является достоверным маркером склонности к тревожному расстройству). Мы точно знаем, что разные народы генетически отличаются (например, карта Зап.Европы практически полностью совпадает с распространенностью Y-гаплогрупыы R1b) . Вполне разумно сделать вывод, что для разных народов и цивилизаций существует наследуемая психическая специфика. Это все очень сильно опосредовано культурой, очень сильно опосредовано индивидуальными особенностями, это очень слабые и малозаметные смещения, но тем не менее. Любой отдельно взятый человек может быть какой угодно, но в поведении человеческих массивов в течении множества поколений тенденции уже становятся заметны.

Если бы мне надо было специально создать человека под конкретную цивилизационную стратегию, что бы я сделал? Я бы смещал баланс сложного инстинктивного поведения. Например. Существует поисковое поведение и существует инстинкт самосохранения. Поисковый инстинкт гонит обезьянку лезть куда не следует, хватать что не просят и жрать что ни попадя, самосохранение же призывает сидеть тихо, не высовываться и воздерживаться от резких движений. Между ними существует разумный баланс, все перегибы отсекаются отбором,- слишком любопытные погибают, слишком осторожные вымирают. Мы имеем довольно смутные представления, как конкретно это все работает, но видимо объем внимания и поисковая активность регулируется через зернистые нейроны поясной извилины, формирование страха и самосохранение регулируется через миндалины мозга, все это замыкается на гиппокамп и лимбическую систему. Почему бы не предположить, что в отдельных популяциях возможно статистически значимая доля особей со смещением баланса инстинктивного поведения в ту или иную сторону? По этой версии, например, можно рассуждать о китайском обществе как об «охранительной» стратегии, что объясняет феноменальную живучесть и остойчивость их цивилизации. По этой же версии, предположим, что в популяции западной Европы сложился преобладающих «поисковый» стереотип. Из этого следует психическая нестабильность, преобладание типа А стрессового реагирования (катехоламиновое преобладание), импульсивность, тревожность, склонность к агрессии, нетерпеливость и любопытство. Я затрудняюсь сказать, когда это с ними случилось, возможно, в условиях Европейского континента факторы отбора всегда давили в таком направлении, и это последний привет от ушедшего ледника, то есть явлению уже много тысяч лет. Возможно, это было специфично только для франков, которые полностью или частично, сформировали правящие элиты всех западных государств, таким образом их поведенческие стереотипы оказались постепенно навязаны всем верхним социальным слоям.

Поэтически говоря, победа Запада есть великая победа катехоламинов над глюкокортикоидами.
Наверняка, такое произошло не в первый и не в последний раз в истории. Даже если принять это предположение, само по себе оно мало что объясняет, кроме склонности средневековой Европы к психическим отклонениям и несклонности к крупным государственным объединениям.

Видимо, что то еще должно было произойти. Обращаясь к истории европейского прогресса, - с чего все началось? В чем наметился самый-самый первый прорыв? В изобразительном искусстве. Они еще были заштатной второсортной периферийной цивилизацией, а уже случился Ренессанс. Почему именно художники? Ну, во первых не только художники, просто от них остался наиболее зримый след. А во вторых, изобразительное искусство было не столь требовательно к интеллекту и формальному образованию, как философия или наука; приносило относительно больше денег и славы, чем писательское ремесло; не ограничивало список потенциальных заказчиков самыми богатыми и влиятельными, как архитектура; к тому же не имело жестких сословных ограничений и оставляло возможность для социального лифта. В целом, для талантливого молодого человека это был оптимальный карьерный выбор. Одаренные подростки того времени массово брались за кисть, так же как одаренные подростки последней трети XX массово брались за гитару.
А в начале начал был некий крестьянский сын, известный нам как Джотто ди Бондоне. Начиная с него изображение становится похожим на современные. Джотто перевел технику рисования на принципиально новый уровень.
Можно сказать, что он придумал концепцию непрерывного совершенствования навыка (как эллины в свое время придумали думать, не в с смысле о чем-то, а вообще, обо всем). В том понимании, что если у тебя есть любого рода навык или доступ к любой технологии, его следует использовать немедленно и всеми возможными способами, не дожидаясь, пока созреет объективная необходимость. Это не такая уж и очевидная идея. Люди всегда в лучшем случае оттачивали навык в одной плоскости,- вырезали по кости или занимались каллиграфией, но вот переводить свои умения на новый уровень, постоянно стремиться с какому то апгрейду,- это совсем не в характере людей. Это не в нашей природе. Человек по доброй воле никогда не станет пытаться окультурить растения, не поплывет за горизонт, не станет придумывать символы для записи устной речи. В итоге все это все равно происходит, но это всегда давление внешней среды, это всегда ответ на вызов обстоятельств. Европейцы научились делать это без внешних причин, стали искать решение проблемы без самой проблемы. Но мозг так не работает. Надо полагать, у людей сформировался и закрепился механизм, по которому сознание внутри себя начинает непрерывно производить вызовы и раздражители. Дальше уже зависит от оценок наблюдателя, когда результат нам не нравится, мы называем это невротизацией и высокой базальной тревожностью, когда результат нам нравится, мы называем это творческим, исследовательским подходом. Один и тот же идеаторно-поведенческий механизм обернулся у крестьянского сына Джотто новым подходом к изображению, а у безвестного крестьянина по соседству,- очередным случаем пляски св.Витта (тут припомнят эрготизм , - действительно, спорынья поучаствовала, но не только в этом дело). Были ли они в этом первые? Наверняка нет. Всегда и везде, в любой популяции, рождаются самые разные люди. В Европе же просто все удачно совпало,- нужные идеи в нужные головы в нужной среде. У них изначально была попуяция с некоторым преобладанием поисковой активности и моноаминового профиля стрессовой реакции, У них закрепились идеаторно-поведенческие стереотипы, повышающие базальную тревогу и направляющие психопродукцию в состояние непрерывного поиска решений. У них были географические и климатические особенности, поощряющие именно такой человеческий типаж и именно такое поведение. Когда пазл сощелкнется стало лишь вопросом времени.

Дейстительно ли я так думаю? Нет, если честно, то нет. Я на самом деле не имею ни малейшего понятия, почему именно Западная Европа . Любые рассуждения на тему это умственные спекуляции, так или иначе. Я все это затеял ради одной фразы

Великая европейская цивилизация начала свой взлет с небольшого квадрата отштукатуренной стены в итальянской глухой провинции.

Джотто ди Бондоне. Поцелуй Иуды. 1305
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 330 comments