?

Log in

No account? Create an account

Власть. часть 1 - Цирк дрессированных демонов имени Корбиниана Бродмана

авг. 28, 2012

11:13 am - Власть. часть 1

Previous Entry Поделиться Next Entry

Во первых строках хочу сразу признаться в некотором лукавстве. Строго говоря, речь пойдет не совсем про «власть». В тексте не будут рассматриваться многие области знания, которые традиционно относят к размышлениям о природе власти. Меня не интересует «власть» вообще, как философская категория, не интересует как социологическое и историческое явление и т.п. Жизнь и судьба крупных социальных образований, таких как государство, общество, отечество, народ, религиозная конфессия и тому подобное, находится вне сферы профессионального и личного любопытства.
Речь пойдет о власти, доминировании, социальной иерархии и лидерстве в свете того, как и какие именно психические механизмы обеспечивают эти социальные феномены. То есть нас тут не должно волновать, пряма ли вертикаль власти или гнила, почему одни сверху другие снизу, насколько справедливо и полезно социальное неравенство, отчего правящие элиты такие зловещие и как к ним попасть.

Вступительный аккорд
С нейронаучным обоснованием иерархии и лидерства все непросто. Ну, как сказать «непросто». На деле,- очень даже просто. Его нет. На первый взгляд, это удивительно. Тема власти вызывала и вызывает живейшее любопытство у человечества. Вокруг этой темы существует необозримый объем материала. По запросу «лидерство» вы получите уходящие за горизонт тома, на любой вкус, от популярно-массовых до вполне академических. Очень много материала на тему групповой динамики и групповой психологии. Огромный объем социологических исследований посвящен межперсональным и межгрупповым иерархическим связям. Полным-полно материалов, десятки тысяч страниц. Но при этом все эти области познания как будто существуют в разных мирах, никак между собой не пересекаясь. Как в анекдоте про слепых,- люди трогают разные части слона. Какой-то цельный внятный междисциплинарный подход отсутствует до сих пор.

Поэтому все, что будет рассказано,- это не сквозное последовательное повествование, это попытка сложить пазл. И я не вполне уверен, что картинка собирается. Впрочем, отсутствие патронов еще не повод для прекращения огня.
Кроме того, предполагается, что читатель уже владеет базовой фактологией. Будем исходить из того, что нет нужды в тысячный раз разбирать опыты Милгрэма или там Стенфордский тюремный эксперимент, все в курсе и можно двигаться дальше.
Итак.

Сколько еще приматов в твоей трибе, %username%?

Роберт Данбар в начале 90х высказал предположение,- предел малой группы для человека колеблется в районе 150 особей. Это максимум личных взаимодействий, которые человек в состоянии поддерживать. За истекшие 20 лет он многое сделал для развития и популяризации своей концепции, в настоящее время эта цифра известно как "число Данбара". Суть в чем? Основа человеческой социальности,- это персональные эмоционально окрашенные отношения. В пределах малой группы все друг друга знают и как-то относятся к каждому. Эта вовлеченность требует какого-то эмоционального ресурса, и этот ресурс не безграничен, группа растет только до определенного предела, на котором человек уже не в состоянии держать столько неформальных связей. Данбар получил это число из анализа сообществ высших приматов, и обнаружил множество подтверждений в человеческих культурах, от числа рождественских открыток до численности древнеримских тактических единиц, от кочевых племен до общин братьев-гуттеритов, от среднего числа активных друзей в фейсбуке до жителей типичной неолитической деревни. В настоящее время это число часто можно встретить в различных антропологических и психологических работах, но проблема в том, что цифры фактически взяты с потолка. Вроде как идея красивая, вроде как похоже на правду, и дальше уже стали явно подгонять под готовый ответ. Нет никаких объективных и достоверных обоснований магии «150ти». Килворт, например, насчитал максимальный размер персональных связей в 290 человек, и его объяснения ничем не хуже. Предел личных отношений в 150 человек,- это очень условная граница, и все зависит от того, что именно мы имеем в виду по «личными отношениями», и что считаем «малой группой». Из-за того, что термины размыты, можно эти границы очень в широких пределах двигать.
Но вот что Данбар действительно полезного и интересного сделал,- это разбор иерархии отношений (собственно говоря, он скорее популяризовал, ну да неважно). Статья от 2012, вызвавшая живое обсуждение «Relationships and the social brain». Говорится о том, что вокруг человека, как вокруг ядра газового гиганта, накручено множество «отношенческих» слоев с разной силой притяжения, связности и эмоциональной вовлеченности. Первый уровень,- это самые близкие люди, обычно это брачные партнеры, родители/дети, пара лучших друзей, - это очень малая группа, до 5 человек, с которыми человек находится в сверх-интенсивных, глубоких и сильных связях. Ближайшие люди, которым человек абсолютно доверяет, которым в любой момент готов оказать любую поддержку и от которых, в свою очередь, ожидает такой же безоговорочной помощи. Это максимальная степень эмпатической вовлеченности, на этом уровне горести и радости, достижения и провалы близких переживаются как свои собственные. Это такое «Я», продленное в других. Следующий уровень,- группа симпатии. До 15 человек постоянного круга общения, - как правило друзья и родственники. Люди, которых мы любим, с которым мы регулярно общаемся, ходим в гости, может попросить посидеть с ребенком или занять им крупную сумму денег. Следующий слой- аффинная связность, до 50 человек. Приятели, добрые знакомые, коллеги и сослуживцы, не близкие родичи, соседи и все прочие, с которыми мы состоим в добрых отношениях, но это уже не прямая эмоциональная вовлеченность, это скорее взаимовыгодное кооперативное поведение с высоким уровнем доверия. Ну и последний слой, который человек относит к «своим» это 150 или около того человек, которые все вместе собираются в «эгоцентричную социальную сеть», в small world, в социальный микрокосм, в котором человек живет.

Каждый шаг утраивает объем 5-15-50-150. Можно при желании найти какие-то косвенные свидетельства в пользу этих «трех шагов». В другом исследовании утверждалось, что 75% пар знакомятся «в общей компании» с уровнем связности до «друзья друзей друзей», то есть те же 150 или около того человек. Еще в одном исследовании, совсем на другую тему, рассматривались механизмы взаимного влияния. Людям выдавали определенную сумму денег и предлагалось выполнить ряд заданий, при этом конечное вознаграждение сильно зависело от поведения всей группы, но каждый отдельный человек не знал, как ведет себя вся группа, он знал только про одного ближайшего соседа. При этом свои начальные деньги он мог вложить в общее благо (с вероятностью в результате как больше выиграть, но и проиграть, в зависимости от поведения остальных участников), мог оставить при себе и мог оплатить денежное наказание соседа, если обнаружил, что тот ведет себя недостаточно кооперативно. Каждый раунд «информированные соседи» менялись, то есть участник на каждом этапе был информирован о решениях только одного члена группы (и наоборот). И что выяснилось? Там много чего интересного выяснилось, но нам сейчас важен один момент,- каждое сильное принятое решение влияло на дальнейшее поведение соседей, которые влияли на решения уже своих следующих соседей. То есть получались такие социальные круги по воде. Причем что важно, это влияние достоверно прослеживалось на 3х участников по затухающей, после чего окончательно сливалось со статистическим шумом. То есть у нас опять 3 «рукопожатия».

Между тем, я не вижу особого смысла в особом выделении именно 150 человек. Это просто падение градиента социально связности, ничего принципиально интересного на этом уровне не происходит. От группы «внутреннего круга» к группе симпатий, от 5 к 15,- там происходит. От 15 к 50 тоже происходит. А дальше уже идет постепенное падение эмоциональной значимости и частоты неформальных взаимодействий.
И что важно? В какой-то момент группа начинает спонтанно выстраиваться в иерархию. Вот на уровне близких и дружеских связей в ней нужды нет,- все прекрасно работает на личных симпатиях, личном доверии и персонально окрашенных чувствах. Но по мере того, как эмпатическая связность падает, степень доверия снижается, начинают звучать личные эгоистические мотивы,- возникает нужда в дополнительных способах кооперации, и тогда возникает иерархия и появляются лидеры, в начале неформальные, а затем, по мере роста группы до 500, 1000 и более, когда в социальное поведение вовлекается множество незнакомых и никак друг с другом не связанных людей, - уже и формальное лидерство.

У Guastello есть множество работ по моделированию группового поведения. Напр. «A swallowtail catastrophe model for the emergence of leadership in coordination-intensive groups»,2007; «Evolutionary game theory and leadership»,2009; «Self-organization and leadership emergence in emergency response teams», 2010; «Chaos, complexity, and creative behavior»,2011; «Understanding neuromotor strategy during functional upper extremity tasks using symbolic dynamics»,2012. В своих исследованиях он показал очень интересный факт.
Формирование в группе иерархических связей можно представить как математическую модель в рамках теории катастроф, как резкие качественные изменения системы при плавном нагнетании значимых параметров.

В частности, спонтанное появление лидера это катастрофа типа "ласточкин хвост"
Причем Guastello с некоторым удивлением отмечал, что группа порождает лидера даже в заданиях, где общего руководства и координации объективно не требуется, и кооперативные решения могут приниматься без неформального лидера, причем в ряде случаев они даже будут более эффективны.

Таким образом, собирая воедино вышесказанное,- в любой человеческой кооперативной группе, действующей в пространстве общего социального поведения, по мере нарастания числа участников и снижения степени прямой эмпатической вовлеченности,- неизбежно формируются иерархические взаимодействия как дополнительный способ связности и придания группе устойчивости, что в какой-то момент, по прохождению точек бифуркации, приводит к зарождению лидирующих и ведомых позиций, и происходящее может быть описана как математическая модель катастрофы по типу «ласточкиного хвоста».



Последняя картина С.Дали. «Ласточкин хвост» 1983г. Никакой познавательной и иллюстративной ценности для нашего повествования не несет, и размещена здесь исключительно для красоты.

Чиксы бабки тачки

Насколько значимо социальное доминирование для сексуального поведения человека? Как связаны иерархическое положение и стремление к монетарным вознаграждениям? Как из персонального статуса получается контроль над материальным ценностями и наоброт? В общеобывательском сознании эти темы тесно повязаны и вообще считаются чуть ли не главными взаимными мотивациями. Так ли это?
Например, «секс и доминирование». По разным оценкам,- от 45% до 65% женщин сообщают о регулярных эротических фантазиях, связанных со сценами мужского доминирования и сексуального насилия (разброс в данных связан со степень анонимности и корректностью вопросов). Это не удивительно. Так, рынок эротической женской литературы в США (т.н. сентиментальный роман) это 1,6 миллиарда долларов в год, или 26,4% всех проданных книг. Более чем в половине из этих книг встречается типовой образ сильного, властного, доминирующего мужчины.
Но. В одном исследовании от 2009 помимо выяснения сексуальных предпочтений и фантазий, оценивались личностные черты по шкале большой пятерки, статус и степень социального доминирования. При сравнении профессионально успешных, самостоятельных, независимых, с высоким статусом и активной жизненной позицией женщин относительно зависимых, несамостоятельных, с низким социальным статусом и низкой самооценкой,- у тех и у других, и у «женщин в стиле Космо» и у «забитых домохозяек» эротические фантазии, связанные с мужским доминированием/женским подчинением,- частое и обычное явление. Но при этом, у социально доминирущих женщин эти фантазии наблюдаются достоверно чаще, нежели у женщин с низким иерархическим статусом.
Конечно, на уровне бытовых суждений можно сказать, что второй группе насилия и в реальной жизни хватает; можно предположить, что социально активные и успешные женщины обладают лучшими навыками рефлексии, и поэтому в большей степени способны осознавать свои желания и без стеснения о них сообщать, - но все это не отменяет следующего факта.
Эротические фантазии никак не сказываются на конечном социальном поведении. Сексуальные субмиссивные практики никак не влияют на доминирующее положение в профессиональной и личной жизни, социальную агрессивность и активное поведение, нацеленное на занятие и удержание высокого иерархического статуса.
Кстати. Что забавно. Мужчины в меньшей степени разделяют эти желания. Если сексуальные фантазии с мужским доминированием/женским подчинением это от половины до двух третей женщин, то среди мужчин- от одно трети до половины от опрошенных. То есть стабильно на треть меньше (во всяком случае, в пределах примерно одного социального слоя и популяции,- речь идет о США, студенты колледжа и молодые специалисты с образованием).
Что же до прямо противоположного сюжета,- доминирующая женщина/субмиссивный мужчина, то там разрыв еще ярче, но уже в пользу мужчин. Нечасто, но встречается среди мужчин, и совсем не характерно для женщин, - там разница в разы.
И, опять же. Мужские сексуальные предпочтения в части мужского доминирования никак не коррелируют с его социальной успешностью и местом в иерархии. Мужские же мазохистские фантазии положительно связаны со степенью невротизма (по шкале Big 5), который, в свою очередь, отрицательно связан с лидерскими качествами и социальной активностью. Но это непрямая связь через третьи руки и никак не может рассматриваться как причинно-следственная.
При этом, разумеется, люди с высоким социальным статусом, обладающие властью, или финансами, или известностью, - являются предпочтительными половыми партнерами. Это заметно из повседневной жизни и на эту тему море исследований. Но не надо путать теплое с мягким. Одно дело, - дополнительные бонусы и выгоды, которые человек может извлечь из инструмента, другое дело,- как и почему инструмент работает.
Это важный момент, который я хочу особо выделить. Социальное доминирования никак не вытекает из сексуального поведения человека, они связаны друг с другом постольку, поскольку вообще все социальное поведение человека взаимосвязано.

Другое исследование на другую тему, также не относящееся напрямую к социальному доминированию и власти. 2011 год, говорящее названием «winners love winning and losers love money» («победители любят выигрывать, неудачники любят деньги»). Эксперементальная беспроигрышная лотерея, в которой возможный выигрыш различался в несколько раз. Подыгрывая некоторым участникам без их ведома, можно было искусственно создать группы «везунчиков» и «лузеров». Что выяснилось,- человек отдельно оценивает сравнительную значимость результата, а отдельно- безусловную объективную ценность выигрыша. При этом, только если субъективное сравнение с окружающими оказывается не в пользу человека, только тогда он ищет удовлетворения в объективизации полезного результата.
То есть «победителей» радовал сам факт выигрыша, субъективное удовлетворение они получали от того, что сравнивая свой результат с результатами окружающих, видели собственный успех и удачливость. Сама же по себе сумма выигрыша никакого значимого возбуждения не вызывала. Другое дело «неудачники». Поскольку в относительных категориях сравнение было не в их пользу, эта группа игроков проявляла большое внимание к абсолютной величине выигрыша, для них было значимо, какую именно сумму они получили , поскольку через абсолютную оценку денежного приза они могли получить удовлетворение от результата игры. То есть для «победителя» не существенно- 5 долларов или 20, если в любом случае его результат лучший, субъективное удовлетворение получается через сравнение, а не через результат. Для «неудачника» же, если он в любом случае получает худший приз, очень значима сумма этого худшего приза - 2 доллара или 10 он получил.

Существует популярная теория контроля ресурсов, как движущей силы стремления к доминированию. Высокое положение в иерархии группы дает доступ к ценным и востребованным ресурсам, что повышает выживаемость как самой человеческой особи, так и потомства, и, как следствие, повышает репродуктивно-брачную привлекательность.
Лично мне эта идея кажется крайне сомнительной. Эти воззрения скорее восходят к наивной «житейской мудрости», нежели к каким-то объективным данным. Например, обладание спортивным автомобилем (и уж тем более,- гоночным дорогим мотоциклом),- скорее снижает личную выживаемость, и никак не сказывается на выживаемости потомства. Между тем, все эти замечательные предметы,- автомобили, наручные часы, одежда и прочее,- обладают выраженной аттрактивностью в глазах окружающих, хотя в качестве ценного ресурса никакого интереса не представляют.
Даже если оставить в стороне личные язвительные замечания, - концепция власти как контроля над ресурсами может объяснить лишь малую долю всего многообразия проявлений иерархических взаимодействий у человека. Неоднократно и на значительном массиве исследований показано, что иерархии проявляются в любых группах, как целе- , так и процессо-ориентированных, даже в тех, где персональных ресурсов вовсе не предусмотрено.
Власть это не про секс.
Власть это не про деньги.
Власть это не про доступ к ресурсам.


окончание следует